Цели
  Преамбула
  Членство
  Контакты
  Ссылки
  Карта
  Новости
  Отзывы
  English
  Главная
 

Чащихин В. Новая фальшивка в публикациях об Алехине. (Вопросы к Ю. Шабурову, автору книги «Алехин» - М, МГ, 2001). Фрагмент из альманаха «Ревизия шахмат» № 14 в разделе «Теоретические заметки».

                                                                                                                                              7 стр

* * *

         В биографии А.А. Алехина имеется несколько писем и телеграмм, достоверность которых чрезвычайно сомнительна, а происхождение - подозрительно. Это:

1) телеграмма, отправленная якобы самим А.А. Алехиным 15 ноября 1935 из Зейста (Голландия);

2) это два письма, приписываемых перу А.А. Алехину и якобы им отправленных  через Сало Флора в "64" СССР от 24 июля 1936  и от 1 сентября 1936;

3) телеграмма Михаила Ботвинника, якобы отправленная А.А. Алехину, но неизвестно когда (то ли 4 января, то ли 4 февраля 1946 года, причём самое забавное, что в ответ на телеграмму А.А.Алехина от 8 марта);

4) телеграмма Британской шахматной федерации к А.А. Алехину от 23 марта 1946 года, текст которой не известен.

 

Об этих фальшивках подробно рассказано в альманахе “Ревизия шахмат” седьмой выпуск “Бессмертие” (МДЦ Оригами, 1999). А здесь мы рассмотрим новую фальшивку - письмо от 29 октября 1935, которое приводится в книге Юрия Шабурова “Алехин”.

 

Вот текст написанного на бланке “CARLTON HOTEL” г. Амстердама:

            “Не только как долголетний шахматный работник, но и как человек, понявший громадное значение того, что достигнуто в СССР во всех областях культурной жизни, - шлю искренний привет шахматистам СССР по случаю 18-й годовщины Октябрьской революции.” - А.А. Алехин,  Амстердам,  29 -Х- 1935.

            - Да какое же это новое письмо от 29 октября 1935 года? - воскликнет читатель, - ведь это известная телеграмма от 15 ноября 1935, опубликованная в “Известиях” 16 ноября!

            Совершенно невозможно допустить, чтобы Алехин написал и письмо (от 29 октября 1935) и телеграмму (от 15 ноября 1935) с абсолютно одинаковым текстом. Во-вторых, когда шлют искренний привет шахматистам, то непременно прилагают что-нибудь сугубо шахматное (например, статью о каком-нибудь дебюте или несколько прокомментированных партий), что здесь совсем отсутствует.

            И в- третьих, письмо, отправлено якобы из Амстердама, но все участники матча А. А. Алехин - Эйве & Ko в период с 23 октября 1935 по 29 октября 1935 находились в городах Гоуда, Гравенхаг и Гаага. А вот в городе Амстердаме участники матча были 22 октября и 30 октября. [Напомню, что матч А.А. Алехин — Эйве & Ko проходил в разных городах Голландии Amsterdam (партии № 1, 2, 3, 8, 9, 12,13, 18, 20, 23, 25, 28, 29, 30), The Hague (№ № 4, 11, 22, 27), Delft (№ № 5, 24), Rotterdam (№ 6), Utrecht (№ 7), Gouda (№ 10), Groningen (№ 14), Baarn (№ 15), Gertogenbosch (№ 16), Eindhoven (№ 17), Zeist (№ 19), Ermelo (№ 21), Zandvort (№ 26)  с 03 октября по 15 декабря 1935 . “Матч на колёсах” - так его тогда называли, - одно из “изобретений” устроителей. И направлено оно было против Алехина, который был старше Эйве на 9 лет, а потому должен был более утомляться от этих переездов. Другое “изобретение” сводилось к следующему - когда Алехин обдумывал ход, то вокруг него образовывалась толпа - Мароци, Видмар, Кмох и другие, которые курили, болтали, кряхтели, сопели и портили воздух. Кстати, организаторы матча умудрялись создать вселенский скандал буквально из каждого пустяка. Особенно памятна истерия из-за съеденного Алехиным бутерброда с икрой - за что его хотели оштрафовать. Только вмешательство Эммануила Ласкера позволило прекратить этот вздорный иск.]

 

            Так ведь и это ещё не всё! Когда полмесяца спустя публиковалась телеграмма от 15 ноября (с тем же текстом!), то об этом письме от 29 октября 1935 никому ничего не было известно. Да оно и понятно, ведь сфабриковано это письмо было только когда-то значительно позже и по ходу дела мы постараемся выяснить дату фабрикации.

            А поскольку телеграмма от 15 ноября всё-таки была, то необходимо воссоздать и моральную атмосферу той эпохи.

* * *

            “Благими намерениями вымощена дорога в ад”, гласит древнейшая поговорка и многие люди, жившие в СССР, на собственной шкуре испытали абсолютную справедливость этой поговорки. Они знают, что построение КОММУНИЗМА, то есть - обыкновенной сытой жизни для всех - сопряжено с беспощадным уничтожением во-первых: богатых, во-вторых: зажиточных, затем: бедных и, наконец, - нищих. Так строится всякий коммунизм. Например, коммунистический режим Пол Пота уничтожил 2 000 000 жителей Кампучии (причём, из трёх миллионов населения!). В СССР только с 1917 по 1941 было уничтожено около 60 000 000 - это по подсчётам, сделанными благодаря науке демографии, которую правительство СССР долго не признавало и обзывало её “буржуазной лженаукой”.

            Кстати, когда в тридцатые годы уничтожалось именно работящее крестьянство, то богатые крестьяне обзывались - кулаками, а бедные - подкулачниками. Такова была метода уничтожения с предварительным охаиванием. Крестьяне после предварительного ограбления принудительно перевозились на бесплодные почвы. И как следствие - каждый очередной год являл собой новый рекорд неурожая и голода - таковыми были 1930, 1931, 1932, 1933... Попутно заметим, что интеллигенция обзывалась - вшивой. Народ все эти безобразия видел и не хотел участвовать в этом балагане.

            Поэтому главной задачей правительства СССР было внушение всему миру и своему народу, что дела идут нормально, хотя и есть “временные трудности”. Поддерживали эту пропагандисткую кампанию зарубежные писатели Герберт Уэллс, Бернард Шоу, Рабиндранат Тагор, Ромен Роллан, Леон Фейхтвангер, Анри Барбюс, которые рассматривали СССР как дополнительный рынок сбыта своей литературы.

            В рамках этой кампании (прославления советского строя) шла также интенсивная работа по возвращению на родину  эмигрантов, а по терминологии большевиков - “блудных сынов”. Уже в самом термине отчётливо слышался не восторг новыми достижениями великих деятелей, а явная зависть к их новым заработкам. Да и в обещаниях Сталина (“Пусть приезжают. Дома дадим, дачи вернём, в десять раз лучше, чем было.”) видится его твёрдое намерение ограбить вновь. Кстати, обратите внимание на методу: компенсация за прошлые ограбления выдаётся опять-таки - награбленным. И вот к Фёдору Шаляпину, Илье Репину, Ивану Бунину, Сергею Рахманинову, Михаилу Чехову, Игорю Стравинскому стали засылаться “послы”. Так, в частности, к Шаляпину в качестве “послов” прибыли Станиславский и Немирович-Данченко; впрочем, последнего Шаляпин не пустил даже на порог (уж такова у Немировича-Данченко была репутация, что не во всякий дом его пускали). Под забавным предлогом отказывался Репин, опасавшийся, что в связи с новой орфографией его фамилию будут произносить - Рёпин. [Кстати, реформа произошла не после 7 ноября 1917, как ошибочно предполагают многие, а 11 мая 1917.]

            Этой цели (прославлению идей социализма) служили, в частности, телеграммы из-за рубежа от некоторых всемирных знаменитостей. Тем самым правительство СССР как бы говорило народу: Смотрите! Нас поздравляют и одобряют ваши кумиры – значит, мы на правильном пути.

            Так в сентябре 1935 года были составлены телеграммы от имён Алехина, Эйве, Эм. Ласкера и Флора, причём с таким расчётом, чтобы они были отправлены 7 ноября. Но Флор, Эйве и Эм. Ласкер были агентами Москвы (соответственно Флор - с 1933, Эйве - с 1934 и Эм. Ласкер - с 1935) и с ними было не трудно договориться. Сложнее ситуация была с Алехиным, который фактически был первым диссидентом, (вторым диссидентом был Шаляпин, третьим - Мельгунов, автор книги “Красный террор”) хотя этот термин диссидент тогда не употреблялся.

            На основании чего я считаю, что те телеграммы были сфабрикованы именно в сентябре 1935 года? Потому, что их нужно было заведомо передать Эм. Ласкеру, который являлся главой делегации штаба М. Эйве (в этот штаб кроме Сало Флора и Эм. Ласкера входили Г. Мароци, Р. Шпильман, Р. Файн,  Г. Кмох, А. Беккер, О. Бернштейн и, вполне вероятно, что и С. Решевский с     М. Ботвинником). Телеграммы от Алехина, Эйве, Ласкера и Флора потому и пришли одновременно, ибо их отправлял один человек - Эм. Ласкер. Кстати, Эм. Ласкер в 1935-1937 был гражданином СССР, но главнейший праздник этого союза ещё не стал для Эм. Ласкера привязанным к чёткой дате - 7 ноября - этим, похоже, и объясняется отправка телеграмм с задержкой на неделю.

            В то же время 14-15 ноября в городе Зейсте игралась 19 партия, которую выиграл Алехин. Поэтому Алехину, Эйве и Флору было не до телеграмм. И ещё существенный момент - 18 и 20 партии игрались в Амстердаме и эти переезды из города в город (Амстердам-Зейст-Амстердам) только увеличивали хлопоты участников матча. Невольно возникает вопрос - кто был заказчиком и исполнителем? На этот вопрос легко ответить, ибо известен круг лиц, которые этим телеграммам придавали огромнейшее политическое значение - И. Сталин, Л. Каганович, А. Микоян, В. Чубарь, А. Андреев, М. Калинин,                             Г. Орджоникидзе, С. Косиор, Н. Ежов.

            Телеграммы от Алехина, Эйве Эм. Ласкера и Флора попали к Председателю шахматной организации СССР. Кем был Николай Васильевич Крыленко, урождённый Аарон Брим, (1885-1938)? С 1931 г.- наркомом юстиции РСФСР, с 1936 - наркомом юстиции СССР, то есть - палачом России. Крыленко-Брим, судя по всему, не знал, что телеграммы составлены Сталиным. И теперь этот услужливый дурак в служебном рвении рекомендует самому Сталину, под каким соусом её следует подать.

 

Секретно.                                                                             15 ноября 1935

Секретарю ЦК ВКП(б) тов. Сталину.

Копия: председателю совнаркома СССР тов. Молотову.

Шахматной организацией ВСФК (Всесоюзный совет по физической культуре) по случаю 18-летней годовщины Октябрьской революции получены поздравительные телеграммы от первоклассных мастеров шахматной Европы — Эйве, Эм. Ласкера и Флора. Одновременно получена следующая телеграмма от нынешнего чемпиона мира, ренегата и белогвардейца А. Алехина. Полагал бы целесообразным опубликовать эту телеграмму в нашей шахматной и общей печати (“Известия”) со следующими комментариями:

            «Печатая телеграмму нынешнего чемпиона мира, белогвардейца А. Алехина, Редакция считает нужным отметить, что политическое предательство и ренегатство не искупается так легко, как видимо, полагает гр. Алехин. Чтобы войти вновь в общение с нами, мало понять “громадное значение того, что достигнуто в СССР во всех областях культурной жизни”, - надо уметь на деле доказать осознание своей вины и готовность её загладить. Без этого никакие таланты не спасут АЛЕХИНА от того заслуженного презрения, с которым к нему относятся все в СССР.

Просьба сообщить Ваши указания по настоящему поводу».  - Н. Крыленко

 

            На записке Крыленко-Брима резолюция: “Предлагаю телеграмму Алехина напечатать без комментариев. И. Сталин”. И подписи Л. Каганович, А. Микоян, В. Чубарь А. Андреев, М. Калинин, Г. Орджоникидзе, С. Косиор, Н. Ежов.

 

            Рассматривая текст той телеграммы, можно прийти к единственному выводу - это, разумеется, фальшивка, ибо на самом деле А.А. Алехин оценивал дела во всех областях культурной жизни СССР совсем иначе. Ещё в 1928 году, после завоевания звания чемпиона мира по шахматам, он указал на совпадение эпохи развития шахматной  игры "с периодом политического  угнетения, когда одни ищут в  шахматах забвения от повседневного произвола и насилия, а другие черпают в них силы для новой борьбы и закаляют волю"… “Пусть же исчезнет фантасмагория, царящая на нашей родине.”

            Более того, Алехин в своё время работал переводчиком в Коминтерне, тем самым был осведомлённее прочих, а потому и предвидел, чем всё это закончится. Итак, по всем этим причинам Алехин никак не считал юбилей государственного переворота достойным поздравления и не слал той телеграммы (от 15.11.1935).

            А теперь не поленитесь достать книгу чекиста А.А. Котова “Шахматное наследие Алехина” том I, (Москва, ФиС, 1982). Листать её не надо, а достаточно взглянуть на первую страницу обложки. Как нетрудно заметить, текст этой телеграммы написан якобы рукой Алехина (в этой связи неплохо разыскать этот “оригинал” и провести экспертизу почерка, бумаги и чернил). Ведь в ту пору телеграммы передавались азбукой Морзе, а фототелеграф был изобретён значительно позже.

            Авторский коллектив этой телеграммы просматривается чётко, это - Сталин, Каганович, Микоян, Чубарь, Андреев, Калинин, Оржоникидзе, Косиор, Ежов. Поэтому чекист Котов, чтобы “реабилитировать” Сталина и прочих, да и для большего правдоподобия преднамеренно сфабриковал текст телеграммы (от 15.11.1935) в “автограф Алехина”. Чистый бланк отеля “Carlton” Амстердама у Котова под рукой имелся - ну как тут можно было удержаться от фабрикации фальшивки!

            В дальнейшем архив Котова попал (судя именно по этой фальшивке) к Юрию Шабурову, который [в книге “Алехин” (М., Молодая гвардия, 2001)] в свою очередь этот “автограф Алехина” называет письмом от 29 октября 1935 - любопытно знать, откуда взялась эта дата.

            Котову вначале почему-то потребовалась дата 29 октября 1935 - он так и заказал своему подручному. Затем он выяснил, что именно тогда Алехин не был в Амстердаме. Так был испорчен драгоценный бланк отеля “Carlton”. Впрочем, находчивый Котов, заметив оплошность, и здесь не растерялся - он отрезал дату, убрал шапку “редакцией “64” получено письмо от А.А.Алехина” и использовал “автограф Алехина” в качестве художественного оформления обложки. А вот Шабуров поторопился. Он хотя и упоминает книгу В. Чащихина “Алехин: моя борьба” (М., 1992), но, похоже, не читал её, ибо там указано, что А.А. Алехин был в Астердаме 30 октября 1935.

* * *

Имеются и другие серьёзные замечания к книге Шабурова.

            На стр.10 Шабуров почему-то называет Михаила Чигорина “основоположником русской шахматной школы”. Ещё декабрист Михаил Лунин писал, что лесть, доведённая до определённой степени, становится сатирой. Шабурову якобы не знакомы имена предшественников Чигорина -    А. Петров, который впервые в мире привёл сведения о шахматах в порядок, это и теоретик К. Яниш, да и варшавский игрок Ш. Винавер, а также братья Урусовы, да ещё Э. Шифферс, который хотя и был ровесником Чигорина, но оказался и его наставником.

* * *

            Шабуров игнорирует известные и легко доступные издания (они находятся в библиотеке ЦШК города Москвы), в которых можно почерпнуть дополнительные знания о жизни и творчестве А.А. Алехина. Таким изданием является, например, альманах “Ревизия шахмат” (далее - “РШ”).

            “РШ” - выпуск первый: “Дебютные идеи и новинки” (М., 1997). Там впервые на русском языке приводится статья А.А. Алехина “Размышления о защите Каро-Канн” [Глава из "Курса шахмат для Артуро Помара", опубликованного в книге А.А. Алехина "Легадо!" (Мадрид "Доссат", 1946). "Легадо" означает "Завет"  Перевод на русский В.А.Чарушина.] Книгу завершает блистательная статья международного гроссмейстера А.В. Харитонова “Дебютные идеи Алехина в современной практике”. [Об этой книге у Шабурова ни слова.]

            “РШ” - выпуск третий: “Развенчание” (М., 1997). Статья Алехина “Арийские и еврейские шахматы” в свете новейших исследований. У Шабурова даётся ошибочное название “Еврейские и арийские шахматы”. Это ещё раз показывает, что Шабуров не знаком с оригиналами, на которые ссылается.

            “РШ” - выпуск четвёртый: “Шедевры Российских заочников” (М., 1998).  Приводятся все заочные партии А.А. Алехина и подробно рассматривается тетрадь “А. Алехин” (находящаяся в библиотеке ЦШК, Москва, Гоголевский бульвар, 14) и доказывается, что она фальшивая.

            “РШ” - выпуск пятый: “Русские Диоскуры” (М., 1998). Центральным местом этой книги является секретный матч А.А. Алехин - Е.Д. Боголюбов, Триберг -1921, 75 лет остававшийся неизвестным. Приводятся все партии сыгранные Алехиным и Боголюбовым между собой.

            По Шабурову А.А. Алехин в 1921 году из Риги направился в Берлин, а затем - в Париж. На самом деле А.А. Алехин в Берлине сыграл показательный матч с Р. Тейхманом, затем - в Триберге секретный матч с Боголюбовым, затем в Берлине показательный матч с Ф. Земишем, потом последовали турниры в Триберге -1921, в Будапеште -1921, в Гааге -1921, в Пьестене -1922, в Лондоне-1922, Гастингсе -1922, в Вене -1922. И только в 1923 году он стал играть в Париже.

            “РШ”- выпуск седьмой: “Бессмертие” (М., 1999). Подробно рассмотрены обстоятельства убийства А.А. Алехина.

* * *

            После победы в турнире Гаага -1921 А.А. Алехин посылает первый вызов Капабланке. Второй вызов он послал не 8 ноября (как утверждает Шабуров), а 6 декабря 1923. Третий вызов - 2 сентября 1926. Четвёртый - 7 декабря 1926 Пятый - накануне турнира Нью-Йорк,1927 (“Русские Диоскуры  стр.8.). О трёх последних вызовах Шабуров умалчивает.

* * *

            Ничего не сказано у Шабурова о грандиозном турнире по переписке 1909-1910, организованном газетой "Schweizerische Schach-Zeitung". Здесь А.А. Алехин занял первое место с результатом 20 из 24! Об этом турнире сообщалось в литературном и научно-популярном приложении журнала “Нива” (стр. 507-508 ноябрь1910). И в заметке “A. Alechin, zurzeit in Lausanne” альманаха “Ревизия шахмат”, выпуск десятый: «От Калабрийца до Каспарова” (М., июнь 2000).

* * *

          Известно, что в дебюте зарождается то чудо,  которое мы называем шахматной игрой. Чаще всего именно от хорошей постановки дебюта и зависит судьба партии. Поэтому дебютные ходы необходимо приводить полностью особенно в тех случаях, когда речь заходит о красивой заключительной комбинации, ибо она возникла не как манна небесная, а в результате полёта фантазии, кропотливой работы и точного расчёта, да ещё при противодействующем упорстве противника. Но Шабуров 9 партий приводит без дебютных ходов, чем создаёт у читателя ошибочное заключение, что дебют этих партий якобы проведён на низком уровне и потому интереса не представляет.

* * *

            В шахматной печати принято обязательно указывать не только партнёров, но ещё дату и город, ибо одни и те же противники на протяжении карьеры встречаются по много раз. Однако в книге Шабурова на стр. 261 приводится список партий, сделанный вопреки всем шахматным традициям и нормам.

* * *

            На стр. 206 утверждается, что “в июле 1939 года Алехин прислал Ботвиннику ответ”. Однако во всём 1939 году между Алехиным и Ботвинником никакой переписки не было, ибо нет соответствующих документов ни в архиве у того, ни в архиве у другого.

* * *

            Когда приводятся известные партии, то пытаются дать их в новом свете и непременно мотивируют данный подход.

            Давно общепризнано, что комментарии А.А. Алехина являются самыми солидными. Это объясняется не столько силой и слабостью того или иного конкретного хода, но и ясностью философской мысли, чёткостью оценки позиции, безупречным анализом, глубиной понимания, а также литературной доходчивостью изложения, благодаря чему сами комментарии достигают таких высот шахматной прозы, когда невозможно что-либо добавить или убавить, не нарушив при этом гармонии. Однако Шабуров в 13 партиях (стр. 214-225) даёт комментарии Алехина с сокращениями, при этом у читателя создаётся глубоко ошибочное впечатление, что комментарии Алехина малозначительны, если их так запросто можно сократить. При этом Шабуров пишет явную и глупейшую отсебятину, которую приписывает перу Алехина, из-за чего меркнет образ Алехина-комментатора. Поэтому вместо фразы “Примечания Алехина даны с сокращениями” следует читать “В комментариях Шабурова использованы примечания Алехина”. Сокращать комментарии Алехина - глупейшее занятие и чтобы убедиться в этом достаточно рассмотреть одну партию из книги Шабурова:

 

А.А. Алехин - В. Розанов, Москва, 1907

[Шабуров “Из летописи славных побед. Избранные партии Александра Алехина”]

[RR Достижения великого шахматиста принято иллюстрировать только наилучшими его партиями. А данная партия не является шедевром, причём она характерна слабой игрой в дебюте - в той стадии, где в большинстве своих партий и был особенно славен Алехин.]

 

1.e4 e5 2.Кf3 Кc6 3.d4 [Шабуров: Ныне старомодно.] [RR Уж если и затрагивать шахматную моду, то непременно следовало подчеркнуть, что благодаря усилиям Гарри Каспарова этот дебют вновь стал моден.] 3...exd4 4.Кxd4 Кf6 5.Кxc6 bxc6 6.Cd3 d5 7.exd5 cxd5 8.0-0 Ce7 9.Кc3 0-0 10.Cg5 c6 11.Фf3 Cg4 12.Фg3 Ch5 13.Фe5 Cg6 14.Cxg6 hxg6 15.Лad1 Cd6 16.Фd4 Фc7 17.Фh4 Кh7 18.Ce3 f5 19.f4 Крf7 20.Cd4 Лh8 21.Лde1! [Шабуров: Вероятно, это ещё хуже, чем 21.h3. После 21...Кf6 ферзь не может отступить на 22.Фf2 (22...Лxh2), ни на 22.Фg3 (22...Кh5) поэтому ответ белых вынужден.] [RR Ход 21.Лde1 действительно плохой, но непонятно почему он сопровождается восклицательным знаком. Ход 22...Лh8xh2  невозможен, ибо на пути ладьи стоит пешка h3. А после 21.Лde1 следует ответ чёрных, но не белых. И Шабуров хочет нас убедить, что этот глупейший комментарий принадлежит великому Алехину? ]

21...Кf6 22.Фg5 Кg4 23.Лe6 Крxe6 24.Фxg6+ Крd7 25.Фxf5+ Крd8 26.Фxg4 Cf8 27.Лe1 Фd7 28.Фg5+ Крc7 29.Лe3 Крb7 30.Кa4 Лe8 31.Лb3+ Крa8 32.Фg3 Лh6 33.Фd3 Лhe6 34.Ce5 c5 35.Лb5 Лc8 36.c4 a6 37.Кb6+ Лxb6 38.Лxb6 Крa7 39.Фg6 Фa4 40.Лb3 Фc6 41.Фf7+ Крa8 42.cxd5 1-0

 

            Не мог Алехин ни так слабо играть, ни так скверно комментировать! Алехин действительно играл с Розановым и даже комментировал, но совсем-совсем другую партию. Она приводится в книге A. Alekhine “My best gemes of chess 1908-1923”.

 

А.А. Алехин - В. Розанов, Москва, сентябрь 1908

1.e4 b6 2.d4 Сb7 3.Кc3 e6 4.Кf3 d5 [Ведёт к плохому развитию ферзевого слона. Логичнее 4...Сb4, на что последовало бы 5.Сd3 d6 затем 6.Кd2 и 7.Ке2.] 5.Сb5+ c6 6.Сd3 Кf6 [Относительно лучше 6...dxe4 7.Kxe4 Kf6. А теперь получается Французская защита в худшей интерпретации для чёрных.] 7.e5 Кfd7 8.Кg5 Сe7 [Если 8...h6 9.Кxe6 fxe6 10.Фh5+ Крe7, то 11.Фh4+ и белые выигрывают.] 9.Фg4 [Возможно лучшим было 9.Фh5 g6 10.Фg4 Кf8.] 9...Кf8 [Или 9...Сxg5 10.Сxg5 Фc7 11.Сh4 g6 12.Кe2 c5 13.c3 и у белых атакующая позиция.] 10.Кxh7! Лxh7 [10...Кxh7 11.Фxg7] 11.Сxh7 Кxh7 12.Фxg7 Кf8 13.h4! [Нет темпа на 13.g3? c5 14.h4 (или 14.Ke2 Kc6 15.c3 cxd4 16.cxd4 Ca6! с дальнейшим Kc6-b4) 14...cxd4 15.Кe2 d3! 16.cxd3 d4 и на любой ход ладьи 17...Сb7-a6 и чёрные перкхватывают инициативу.] 13...Сxh4 14.Лxh4 Фxh4 15.Сg5 Фh1+ 16.Крd2 Фxg2 17.Фf6 Фxg5+ 18.Фxg5 Кg6 19.f4 Кe7 20.Лh1 Кd7 21.Кd1 Кf8 22.Кe3 Сc8 23.Кg4 Сd7 24.Лh8 Кeg6 25.Кf6+ Крd8 26.Фxg6 [Самое простое. Белые остаются с лишней ладьёй.] 1-0

* * *

            На стр. 160 утверждается, что только в “период Сан-Ремо (1930) и Бледа (1931) он (Алехин) был уже полноценным стратегом, но фантазия его была по-прежнему неисчерпаемой”. По Шабурову получается, что даже во времена величайших триумфов - турнир Баден-Баден-1925 и матч с Капабланкой Буэнос-Айрес-1927 Алехин всё ещё не был полноценным стратегом. Да, с такой ненавистью к главному герою ещё никто не писал. Возможно, дело объясняется тем, что предисловие к книге Ю. Шабурова “Алехин” написано   А. Карповым, который в 1991 (когда к власти пришёл ГКЧП), будучи главным редактором журнала “64”, стал инициатором антиалехинской кампании. Напомню, что журнал “64” в № 18, № 19 / 1991 опубликовал статью “Еврейские и арийские шахматы” (перевод с немецкой статьи “Arisches und judisches Schach - “Parizer Zeitung”, 1941). Суть публикации сводилась к следующему: допускались лишь негативные отклики по отношению к Алехину.

== ==

 

 

 

  1.   Персоналии
  2.   История знаковых игр
  3.   Наша игротека
  4.   Головоломки, лингвистические игры
  5.   Теория
  6.   Прикладные аспекты
  7.   Наши рецензии
  8.   Журнал в журнале
  9.   Прямой эфир
  10.   Библиография и её история
  11.   Коллекционирование

Яндекс.Метрика