Цели
  Преамбула
  Членство
  Контакты
  Ссылки
  Карта
  Новости
  Отзывы
  English
  Главная
 

 

Линдер И. Ван дер Линде и современность.                      5 стр   

В 1997 году 12 – 17 августа в Висбадене состоялась четвёртая международная конференция, посвящённая проблемам истории шахматной культуры. Первые три состоялись в Кенигштайне (1991, Германия), Амстердаме (1993), Вене (1994). На этот раз конференция была приурочена к 100-летию со дня смерти выдающегося голландского историка шахмат Антониуса ван дер Линде (14.11.1833 – 12.08.1897) и включила наряду с торжественным заседанием, посвященным этой дате, три дня обсуждения проблем происхождения шахмат и их развития в средние века, а также посещение выставок историко-шахматной литературы, средневековых шахматных фигур и современных шахматных экслибрисов. В работе участвовали более 40 учёных и знатоков ранней истории шахмат из Германии, Англии, России, Индии, Италии, Испании, Австрии, Нидерландов. Конференция открылась докладом Исаака Линдера (Москва) «Значение трудов Антониуса ван дер Линде для исследования истории шахмат». Помещаем ниже с сокращением его доклад и рассказ о конференции в Висбадене. 

У истоков историко-шахматной науки

Антониус ван дер Линде, с юных лет увлекаясь шахматами, не сразу пришёл к мысли посвятить свою жизнь изучению их многовековой истории. В молодости он изучал теологию и философию в Лейденском университете. В 1862 году защитил в Гёттингене докторскую диссертацию, посвящённую философии Спинозы. Затем издал интересную работу о первопечатниках – соотечественнике голландце Лауренсе Костере и немецком изобретателе Иоганне Гуттенберге. Но вскоре на первый план у него вышел интерес к истории шахмат.   

В 1865 году ван дер Линде опубликовал сборник Джоакино Греко с комментариями. Свои главные труды он издал позднее, работая около двух десятилетий библиотекарем одного из крупнейших королевских книгохранилищ Германии в Висбадене. В 1874 году увидели свет его двухтомная «История и литература шахматной игры» и «Шахматная игра XVI столетия», а семь лет спустя (в 1881) – «Этюды о первоисточниках истории шахмат» и «Первое тысячелетие шахматной литературы (850 - 1880) ». Все эти монографии были опубликованы им на немецком языке в Берлине.

«Там, где отсутствуют знания, безгранично властвует фантазия» - писал ван дер Линде. Долгое время история шахмат  основывалась на мифах и легендах, далёких от реальных представлений о происхождении игры, об их путях проникновения к народам Востока и Запада – как и о начальных этапах развития шахмат. Поэтому фундамент этих знаний в трудах известных английских историков шахмат Томаса Гайда (1694), Уильяма Джонса (1796) и Дункана Форбса (1860) был ограничен.  Первым, кто привлёк к изучению многовековой истории шахмат достоверные источники и стал тем самым зачинателем историко-шахматной науки, был Антониус ван дер Линде.

Задача, которую он поставил перед собой – найти и опубликовать первоисточники, касающиеся древнейших шахмат Индии, Персии, арабского Востока и европейских мастеров Возрождения – оказалась необычайно сложной. Ибо слишком широкими были региональное пространство поиска и языковый веер первоисточников. Осуществить задуманное ван дер Линде удалось благодаря исключительной энергии и привлечению большого круга шахматистов, коллекционеров старинной шахматной литературы, специалистов восточной филологии. Среди них были знаток санскрита профессор Альбрехт Вебер, арабского языка -  Йохан Гильдемейстер и др. Многим он был обязан и переводчику немецкого посольства в Константинополе д-ру Паулю Шредеру, который волею судеб стал, по выражению ван дер Линде, «Колумбом арабской шахматной литературы». Он был в дружеских отношениях с турецким министром образования Мюниф-пашой, и благодаря ему получил доступ к крупнейшим библиотекам рукописных манускриптов в мечетях, где оказались ценнейшие арабские рукописи и извлечения из арабских шахматных трактатов Ал-Адли, ас-Сули, Ладжладжа, ал-Хакима и др. В своих трудах историк опубликовал партии, композиции, теоретические анализы испанских и итальянских мастеров эпохи возрождения Лусены, Лопеса, Полерио, Греко, Сальвио и др. Так был введён в оборот исторического исследования значительный круг индийских, персидских, арабских, испанских, итальянских и других шахматных первоисточников, что уже само по себе явилось великой заслугой ван дер Линде перед наукой.

Оказавшись лицом к лицу с таким невиданным богатством фактов и документов, учёный приступил к их изучению и высказал свою точку зрения по ряду проблем многовековой истории шахмат. Здесь рассмотрим лишь две из них.

Прежде всего ван дер Линде стремился проникнуть в тайну происхождения шахмат. Он показал несостоятельность утверждений Дункана Форбса, сводившихся к тому, что шахматы были созданы за несколько тысячелетий до нашей эры. При этом возник другой вопрос: в каком временном соотношении находятся две индийские шахматные игры: для 4-х партнёров, где ходы определяются бросанием костей - и для 2-х партнёров (игра разума)? Хотя и не сразу, но ван дер Линде пришёл к выводу , что «двойная шахматная игра первоначальна, а четверная игра с костями – её изрядная современная разновидность» (?). Теперь уже речь шла не об эволюционном развитии игры, а о её изобретении в VI веке нашей эры.

Вторая проблема, которой уделил особое внимание Линде, - время и место возникновения новых правил шахматной игры в Европе. При этом он, связывая развитие шахмат с прогрессом всей мировой культуры, высказал мысль об исторической закономерности утверждения на рубеже XV и XVI веков новых правил, сделавших игру несравненно более динамичной и потому отвечающей духу новой эпохи. Вот начало одной из глав первого тома, озаглавленного «Переходный период. От 1480 до 1570 (от Лусены до Лопеса)»: «Мы достигли начала XVI столетия и на основе первоисточников пришли к убеждению, что Европа в предыдущие века всё ещё играла в шатрандж. Однако последующее время всеобщего подъёма, отмеченное изобретением книгопечатания, открытием Америки, началом церковных реформ, не обошло влиянием прекрасную игру интеллекта». Все историки шахмат конца XIX века и начала нынешнего столетия выразили свою признательность Антониусу ван дер Линде за добытый и опубликованный в его трудах целый арсенал первоисточников, впервые позволивший на научной основе исследовать далёкое прошлое шахматной игры. Среди них был выдающийся немецкий мастер, теоретик и историк шахмат фон дер Лаза (1818 - 1899), отмечавший роль Линде в ниспровержении гипотезы Форбса и в создании основанного на  шахматных первоисточниках «прочного исторического основания под существующий целое тысячелетие и составляющей красивую ветвь великого древа человеческой культуры и литературы». Высоко оценил роль ван дер Линде и выступивший 16 лет спустя в Оксфорде свой капитальный труд «История шахмат» знаменитый английский историк Гарольд Мэррей (1868 - 1955). Он писал, что вместе с Томасом Гайдом и фон дер Лаза Ван дер Линде принадлежал к тем авторам, которым он «в высшей степени обязан» в своих исследованиях… 

Среди первых откликов мировой печати на труд Линде была и опубликованная в 1877 году пространная рецензия петербургского журнала «Шахматный листок». Её автор, молодой талантливый историк шахмат Михаил Гоняев отмечал: «Величайшая заслуга ван дер Линде состоит именно в том, что он первый решился отнестись критически ко всем известным доселе работам» и «в своём замечательном труде ознакомил шахматный мир с результатами исследований», которые начали «собой новую эру в шахматной литературе». Вскоре Гоняев составил по книгам ван дер Линде серию «Очерков из истории шахматной игры», которые опубликовал в 1878 и 1879 годах в том же петербургском журнале. Позднее, знакомясь с новой книгой ван дер Линде 1881 года, Гоняев отмечал, что сильное впечатление на него произвела публикация рукописей Ал-Адли, Ас-Сули и других арабских классиков IX – X веков. Изучая их, Гоняев пришёл к выводу, что «арабы великолепно играли в шахматы, но традиция их не дошла до средневековой Европы, и высшие тайны из искусства были утрачены». А так как у ван дер Линде были напечатаны и все задачи из сборника Альфонса Мудрого (1283), Николаса де Николаи и других европейских манускриптов, то, утверждал Гоняев, впервые появилась возможность написать историю задач с древних времён. При этом он пытался доказать, что мансубы «родились из действительно сыгранных партий…»  Увы, ранняя смерть Михаила Гоняева (1849 - 1891) помешала ему осуществить этот замысел.
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
О большом интересе к книгам ван дер Линде свидетельствуют факсимильные издания его книг, осуществлённые во второй половине XX столетия. Работы ван дер Линде весьма современны своей идеей глубокой связи шахмат с историей других областей культуры. Можно сказать, что сегодня эта линия стала господствующей в исследованиях. Назовём ходя бы вышедшие в Германии монографии Йоахима Петцольда и Ханса Петшара, в Англии – Ричарда Илза, Кена Уайлда и Виктора Китса, в США – Энтони Сейди, Нормана Лессинга и Энди Солтиса, в Австрии  - Эрнста Штроухала и Михаэля Эна, в Польше – Ежи Гижицкого и Владислава Литмановича, в Италии – Адриано Кикко и Алессандро Санвито, Джианфеличе Ферлито и Франко Пратеси, в Испании – Риккардо Кальво и многие другие. 
Позволю себе отнести к ним и свои книги о первых русских мастерах и о шахматах в Древней Руси.

Несомненно, сохранила свою актуальность и такая важная сторона деятельности ваен дер Линде, как библиография. Об этом свидетельствует и недавнее переиздание в США его книги «Первое тысячелетие шахматной литературы (850 - 1880)» и, конечно же, возросшее в последнее время внимание историков шахмат к проблемам шахматной библиографии.

Новейшим направлением также стала история шахматных фигур, бывшая во времена Линде одной из загадок далёкого и близкого прошлого, а ныне представленная крупнейшими изданиями в Англии, германии, России, Италии, Франции, США. В научном изучении этой области шахматной культуры оказались заинтересованы крупные музеи, где шахматы разных континентов и эпох составляют часть национальных богатств, и сотни коллекционеров, в частных собраний которых также хранятся уникальные комплекты фигур высокой художественной ценности. Такая общность интересов коллекционеров многих стран привела к созданию в 1884 году международной организации – Чесс Коллекторс Интернэшнл. Она регулярно проводит международные встречи и конгрессы на основе тесного сотрудничества с музеями вовлечения в орбиту своей деятельности многих известных историков шахмат. (Далее речь идёт не о Линде, а о CCI, информация о которой находится в разделе нашего сайта КОЛЛЕКЦИОНИРОВАНИЕ – В.Т.).      

После доклада И. Линдера был ещё один доклад Эгберта Майсенбурга «Где много тени, там много света. О жизни и деятельности Антониуса ван дер Линде ». А в специально изданном управлением культуры Висбадена и городским архивом сборник «In memoriam Antonius van der Linde. 1833 – 1897» кроме названных выше докладов была включена работа гроссмейстера Ю. Авербаха «По следам ван дер Линде», в которой он проанализировал различные позиции арабского шатранджа и сравнил их с современным практическим творчеством и этюдной композицией.   

Источник: «Шахматное обозрение» № 9 – 1997, с. 53 - 55.
P.S. Таким образом, науке о происхождении шахмат исполнилось 133 года. И родиной этой науки являются Нидерланды и Германия. Что касается России, то новая эпоха в исследовании ранней истории шахмат началась с публикаций М. Гоняева в Петербурге в 1878 году (спустя всего 4 года после выхода в свет первой книги ван дер Линде – такая оперативность даже для XXI века удивительна!). Естественно, это были публикации о сенсационных достижениях Линде. После чего в начале ХХ века появились крупные отечественные работы И. Савенкова и Д. Саргина. Из чего можно заключить, что мы отстали от пионерских работ Линде на треть века. В целом же путь нашей исторической шахматной науки от Линде до Линдера почти не виден под Монбланом спортивных публикаций. Блестящие зарубежные монографии так и не были переведены за десятки лет, а скромные отечественные давно стали библиографической редкостью. Лишь в последнее время д-р И. Линдер приоткрыл тайну шахмат Древней Руси.

 

 

 

 

 

 

  1.   Персоналии
  2.   История знаковых игр
  3.   Наша игротека
  4.   Головоломки, лингвистические игры
  5.   Теория
  6.   Прикладные аспекты
  7.   Наши рецензии
  8.   Журнал в журнале
  9.   Прямой эфир
  10.   Библиография и её история
  11.   Коллекционирование

Яндекс.Метрика