Цели
  Преамбула
  Членство
  Контакты
  Ссылки
  Карта
  Новости
  Отзывы
  English
  Главная
 

 

Трубицын В. Фирдоуси и его «Шах-Намэ».               5 стр   

Настоящее имя великого поэта и мыслителя Абуль Касима Туси  точно неизвестно: это лишь обычное, принятое на Востоке прозвище: отец Касима из города Туси, а  Фирдоуси (то есть Райский) – это псевдоним.

Родился Абуль Касим Фирдоуси между 934 – 941 годами в области Хорасан, в местечке Табаран близ города Тус, переименованный в 1934 году в Фердоус по случаю 1000-летия со дня рождения поэта. (Сегодня это – северо-восточная часть Ирана, который в представлении Фирдоуси занимал более обширную территорию, населённую иранскими народностями и в Афганистане, и в Центральной Азии - вплоть до Амударьи).

Великий персидский и таджикский поэт родился в семье небогатого землевладельца, аристократа среднего достатка, получил хорошее для своего времени воспитание, знал арабский и пехлевийский (староиранский) языки. Тем не менее, постоянно жил в нужде и бедности, скитался по городам, долгое время жил в Багдаде. Лишь в глубокой старости он вернулся в свой город, где и умер после 1020 года. 

Задолго до Фирдоуси начала формироваться «Книга царей» («Хвадай-намак» - «Книга владык»), начиная с официальных пехлевийских хроник – династии Сасанидов (III – VII вв) – которые тщательно велись из года в год и бережно сохранялись. Фирдоуси хорошо знал и впоследствии использовал персидские переводы литературных памятников, основанных на материале зороастрийской «Авесты» и «Хвадай намак».

Первым обратился к написанию «Шах-намэ» Абу Мансур Дакики (? – 977/981), персидско-таджикский поэт, подвизавшийся при дворе Сасанидов. Эмир Нух II Саманид (976 - 997) поручил своему придворному поэту Дакики  переложить прозаическую «Шах-намэ» на стихи. После Дакики осталось много стихов, отличающихся живописностью языка, обилием сравнений и метафор, – в том числе и 988 двухстиший «Шах-намэ». Идеологически Дакики выражал стремление к независимости от халифата и распространяемого им ислама в пользу более древнего зороастризма. Работа Дакики над созданием поэтической книги «Шах-намэ» внезапно прервалась из-за того, что он был убит на пиру своим рабом. (И, можно сказать, что ему в каком-то смысле повезло. Ведь с азербайджанского поэта Несими, известного математика и астронома, в 1417 году за распространение пантеизма живьём содрали кожу).

Хронологически «Шах-намэ» охватывает историю правления 50 иранских шахов-царей – от мифологического первочеловека до последнего Сасанидского царя Йездигерда III, погибшего при нашествии арабов в VII веке. То есть всю доисламскую историю Ирана, включая прошлое обширных территорий, где обитали персоязычные племена.

В эпоху Фирдоуси (IX - X) сасанидские цари придавали большое значение древним героическим сказаниям, легендам и преданиям, укреплявшим национальное сознание в процессе сплочения иранских племён. Зороастрийские жрецы и учёные по приказу Абу Мансура собрали сведения о прошлом иранских народностей и изложили их в форме книги, послужившей вскоре одним из источников для Фирдоуси. Так что один из важнейших литературных памятников центрально-азиатского Востока «Шах-намэ» на самом деле является итогом коллективного труда нескольких поколений.

Великолепное знание языков и древней истории позволили Фирдоуси использовать разноязычные источники того периода. Главными источниками были: цикл саксо-согдийских сказаний о богатыре Рустаме, составивший более трети всей поэмы; согдийско-хорезмские легенды о Сиявуше; бактрийская легенда об Исфандияре; сказания из «Авесты». Предания о Сасанидском периоде заимствованы из письменных источников – преимущественно из пехлевийской литературы. 

В «Шах-намэ» насчитывается более ста тысяч строк! Трудно себе представить более грандиозную эпопею. Над этой книгой Фирдоуси работал около 35 лет. Саманидское государство к моменту завершения его труда распалось. На рубеже тысячелетий тюрки-караханиды захватили столицу саманидов Бухару и вскоре утвердили там правление тюрка Махмуда Газневида, которому Фирдоуси и представил своё творение. Но в его дворце уже функционировал «писательский союз» в составе руководителей дивана Унсури, Фаррухи и Манучихри, которые устроили Фирдоуси постыдный экзамен на мастерство и авторство. Они начинали первые строки стиха, а Фирдоуси должен был продолжить.  (Учитывая объём произведения, легко понять, что ни один автор не способен выдержать такой экзамен. Вероятно, народная молва приукрасила способности Фирдоуси.)

Султан Махмуд, разумеется, не мог благосклонно отнестись к подарку Фирдоуси, в котором восхвалялось героическое прошлое Ирана в противовес тюркам, пришедшим с востока. Существует легенда, что когда Фирдоуси сидел в бане, султан Махмуд прислал ему 3 мешка серебряных монет вместо обещанных золотых. Возмущённый нищий поэт сделал великолепный жест: он 2 мешка монет отдал тем же двум гонцам, а третий отдал банщику. Что, конечно, сильно смахивает на анекдот. По другой версии Махмуд Ганзевид вовсе отказался принять дар и тем самым глубоко оскорбил поэта. После чего, естественно, Фирдоуси написал сатиру на султана. Разъярённый султан приказал бросить поэта под ноги боевого слона. Ну и что дальше? Слон, видимо, был умнее султана и перешагнул через дерзкого пиита. Во всяком случае, он умер не в Бухаре, а у себя на родине, гораздо южнее. 

Позволю себе небольшое отступление. Вся история Центральной Азии у нас в России в прошлом веке приподносилась с точки зрения советской империи. На самом деле многовековая история указанного региона требует переосмысления. С древнейших времён политическая карта региона выглядела как калейдоскоп сменяющихся династий. Непрерывно происходило смешение народов и культур – куда более грандиозное, чем в Европе. (Чего стоит лишь одно упоминание о том, что в Индию с севера пришли арии – но откуда?). И в этом котле событий происходил синтез многих культур и идей, включая и походы Македонского, и влияние Великой Степи вплоть до Северного Китая. Это мы, советские кандидаты, отделили историю средне-азиатских республик от древней истории Центральной Азии. А там были другие границы и другие эпохи. И Бухара, и куда более северный Хорезм, расположенный рядом с Аральским морем, - принадлежат к Центральной Азии. Собственно говоря, всё Поволжье вплоть до Казани – это Древний Восток. Как и низовья Дона и Днепра. Но имперская наука до сих пор затушёвывает эти особенности нашей российской истории. И у простого люда возникает абсолютное убеждение, что Россия, например, в Астрахани была всегда. А никакой великой страны Хазарии (от Терека и Волги до Киевской Руси) вообще не было. (Спасибо вам, остепенённые просветители).

Действительно, «Шах-намэ» Фирдоуси шло в разрез со взглядами тюрка Махмуда. Ведь Фирдоуси воспевал доисламские традиции, включая зоорастрийские, тогда как султан Махмуд не мог согласиться с антиарабскими идеями. Не говоря уже о симпатии Фирдоуси к героям народных восстаний  - кузнеца Кова, Маздака, Бахрама Чубина и др. После неудачной попытки посвятить свой шедевр султану Махмуду Фирдоуси был вынужден спасаться бегством. Что вызывает массу вопросов. Почему Фирдоуси вообще пошёл на такой рискованный шаг? Поему он не просчитал возможный исход событий?

Есть ещё одна легенда. Султан Махмуд якобы со временем понял свою ошибку, но его милость и богатые дары дошли до великого поэта, когда он был уже мёртв. (Боже мой, сама жизнь преподносит нам грандиозные сюжеты. Но где вы, телефильмы о подлинных гениях?).

Мусульманское духовенство, разумеется, не могло простить Фирдоуси восхваление зороастрийских языческих традиций и его антиарабские, антиисламские взгляды. Как еретика его запретили хоронить на мусульманском кладбище. Великий поэт и мыслитель был захоронен в своём саду. В предисловии к книге Фирдоуси «Рустам и Сухраб» Н. Османов пишет: «Книга о царях»?.. Это не означает, что действительными героями эпопеи являются цари. Напротив, лишь некоторые из 50 царей в «Шах-намэ» выступают в качестве главных персонажей…. Основными же героями являются богатыри и витязи, и первое место среди них занимает Рустам из Систана». По мнению Е. Бертельса Рустам напоминает главного героя средневековой итальянской живописи. Он в сидячем положении на голову выше любого богатыря, побеждает в единоборстве страшных чудовищ. Его стрела превышает по размерам копьё, а его конь Рахш поражает льва. Ну и т.д.

Эпопея «Шах-намэ» олицетворяет идею борьбы добра и зла. В этом произведении каждый из царей и героев вносит свой вклад в формирование человеческой цивилизации. Именно они перевели людей из пещер в селения, научили их готовить пищу, открыли для людей огонь и железо… научили их земледелию и скотоводству. С чем я решительно не согласен.

Этот эзотерический подход к объяснению человеческой истории меня повергает в шок. Оказывается, человек был настолько глуп, что его нужно было обучать всему – вплоть до размножения. Как будто сама природа давно не решила многие проблемы на уровне животных. Вот нам непременно нужны были великие учителя во всех проблемах. (А без них мы до сих пор бы ходили мимо горшка. И не понимали бы, что надо делать с перезревшей девицей). 

                 Века пройдут над царственною книгой,
                 Которую дано мне сотворить.

Только в начале XV века по повелению тимуридского царевича Байсунгара был составлен сводный текст «Шах-намэ». Первое научное издание книги было осуществлено в Индии на основе 17 рукописных списков английским учёным Т. Маканом (Калькутта, 1829). Французский учёный Ж. Моль использовал 30 списков. Ну и так далее. Критическое издание текстов «Шах-намэ» осуществлено Институтом востоковедения СССР под руководством член-кор. АН СССР Е.Э. Бертельса. (начиная с 3-го тома – под руководством А. Нушина). Завершено в 1971 году.

Переводами поэмы занимались В. Жуковский, М. Лозинский, С. Липкин, В. Державин, Ц. Бану, М. Дъяконов. Как выяснилось, Фирдоуси не знал себе равных в поэзии на фарси в батальных сценах и описании поединков. Его стиль характеризуется чрезвычайным лаконизмом и предельной экспрессией. Ритмика «Шах-намэ» довольно энергична, упруга, поэт нередко прибегал к звукописи. 

В библиотеках мира хранится большое количество списков «Шах-намэ», поэма многократно излагалась в прозе и издавалась литографическим способом. Ну а мы почему вспомнили о ней? Полный диван восточной поэзии необозрим. Но только у Фирдоуси мы находим великолепное описание шахматной игры. (Хотя оно и появилось после появления другого древнейшего источника – пехлевийской рукописи «Мадайан-й-чатранг», датированной 600 годом нашей эры).

Какова же была шахматная игра во времена Фирдоуси? И. Линдер пишет: «Красива одна из легенд, излагаемая в поэме Фирдоуси «Шах-намэ» (конец Х – начало ХI вв). Героями её являются индийские братья  - царевичи Гав и Талханд. После смерти отца Джумхура между ними возникла междоусобная война за трон, в ходе которой войско Талханда было разгромлено, а сам он внезапно скончался. Царица-мать, повёргнутая в отчаянье гибелью младшего сына, обвинила Гава в убийстве младшего брата. Желая успокоить мать и показать, что Талханд не был убит в бою, Гав собрал мудрецов со всех концов страны. Один из них, что слыл в Индии доблестней всех и мудрей, поле войны начертал, движение войск и вождей указал». На доске, разделённой на клетки, он расставил вырезанные из кости фигуры и конных воинов, боевых колесниц и слонов и изобразил весь ход битвы, гибель одной из армий, но не её полководца: 
                               
                          Из клетки тут шах отступает своей,
                          Пока не утратит он к бегству путей. 
                          Теснят и со всех угрожают сторон
                          Наставник и Рух, конь, пехота и слон. 
                          И смотрит кругом государь молодой:
                          Рассеяно войско, в тревоге большой.  
                          Вода и преграды, куда ни беги,
                          Направо, налево, повсюду враги. 
                          Шах мат – от лишений скончался герой, 
                          То было веленье судьбы роковой. 
                          И так о Талханде сказать пожелав,
                          Начало дал шахматам доблестный Гав».


Следует дать справку, о каких шахматах шла речь: об арабском шатрандже. Это игра для двух игроков на одноцветной доске 8 х 8 клеток с абстрактными фигурами.  Ферзь передвигался лишь на одну клетку по диагонали, но через клетку – и мог прыгать подобно коню через фигуру. Пешки не имели 1-го двойного хода. Рокировка отсутствовала. Король, ладья и слон ходили по современным правилам. Игра проходила крайне медленно. Пат или простое уничтожение сил соперника считались победой. Среди выдающихся мастеров шатранджа можно назвать таких алиев как Джабир, Зайраб Катай, Абу Наим аль-Хадим, ар-Рази, ас-Серахши, ас-Сули, аль-Ладжладж, Абу-ль-Фатх, Али-аш-Шатранджи. Вне всякого сомнения, что  весь регион, включающий нынешние страны Индию, Пакистан, Афганистан, Иран, Таджикистан, Туркмению и Узбекистан, имеет прямое отношение к возникновению шахматной игры и её совершенствованию до эпохи Фирдоуси на рубеже тысячелетий.

17 марта 2007                                                      

Литература:
И. Линдер «Мир шахматных фигур» - М, АО ХГС, 1994.
Краткая литературная энциклопедия.- М, СЭ, 1972, т. 7.

 

 

 

 

 

  1.   Персоналии
  2.   История знаковых игр
  3.   Наша игротека
  4.   Головоломки, лингвистические игры
  5.   Теория
  6.   Прикладные аспекты
  7.   Наши рецензии
  8.   Журнал в журнале
  9.   Прямой эфир
  10.   Библиография и её история
  11.   Коллекционирование

Яндекс.Метрика