Цели
  Преамбула
  Членство
  Контакты
  Ссылки
  Карта
  Новости
  Отзывы
  English
  Главная
 

 

Восков С.А., Можаев С.И.
Третья мировая …Игра ?!

Задолго до начала третьего тысячелетия начал издаваться в России журнал «Россия XXI». Есть в этом научном журнале, ныне рекомендованном ВАК РФ, постоянный раздел «Теория и практика политических игр – Theory and Practice of the Political Games». Много интересного и спорного опубликовано в этом разделе за более чем десятилетнюю историю этого издания. Есть над чем задуматься и о чем поразмышлять публично.
Требование «Честной игры», (соблюдения Правил Игры) или
«Fair play» стало одним из наиболее заметных явлений в социальной жизнедеятельности и социокультурном мышлении современных политических классов разных стран и глобального сообщества на пороге и в первые годы XXI века. Социальная и культурная динамика, развивающегося общества ХХ века (как понимали её, например, Питирим Сорокин и его научная школа), уже активно требовала понимания и применения игровых моделей, методологий и принципов в анализе широкого круга явлений, определяющих общемировые исторические процессы, глобально влияющие и конкретно отражающиеся в социальной жизни всех и каждого.
Было бы абсолютно неверно переводить проблему игры в пласт исключительно положительных воспитательных проблем общества. Так зачастую это делают многие известные педагоги, гуманисты-философы, родители, воспитывающие детей, и другие радетели воспитательно-развивающих возможностей игры. Давно пора озаботиться причинами и следствиями нечестной игры.

Теоретические основания такой игры заложены уже в классической политэкономии «Капитала». В третьем томе… уже знавший не только теорию, но и практику предпринимательской деятельности Ф.Энгельс выделяет подзаголовок «Биржа», посвященный биржевой игре. «…Биржа становится, – пишет Энгельс, – самой выдающейся представительницей капиталистического производства». Биржевая игра – квинтэссенция капитала – распространяется с материальной части социальной жизнедеятельности на все иные стороны культурной и личностной активности, включая механизмы рыночно-биржевого воздействия на все, включая реальную политику, идеологию, «свободное развитие человеческих сил» (по Марксу). Как подтверждение этого предвидения Ван К.Тарп (Van K.Tharp), президент Института торгового мастерства (International Institute оf Trading Mastery), в книге «Биржевые стратегии игры без риска» (2005), провозглашает идею «финансовой свободы – деньги работают за тебя, а не ты за деньги…».
Без этой классической политэкономии Игры будут в явно недостаточной мере поняты игровые механизмы не только посткейнсианской макроэкономики и социокультурного развития постиндустриальной эпохи, но и игровые механизмы культурологии войн, обрисованные
Й. Хейзингой. В знаменитой книге «Homo ludens» (пятая глава) он рассматривает проблему «игра и война». Наиболее существенны здесь несколько тезисов:


- сфера игровой борьбы за право формировалась, начиная с примитивной культурной и духовной жизни;
- упорядоченная борьба-состязание есть игра;

- игровые магические действия исторически были и остаются важным агональным элементом социального общения;
- игровой элемент в международном праве проявляется в явных и тайных договоренностях, ритуалах, облагораживании стратегии и тактики межгосударственного взаимодействия.


Эти хейзинговские характеристики войны-игры все отчетливее просматриваются в эпоху глобализации международных правоотношений после катастрофических мировых войн минувшего столетия. Попытки определить и просчитать холодную войну геополитических систем, завершившуюся в 1991 году, носят отчетливый характер игры сознания и языковой игры – новой игры в войну. Психосемантика войны-игры постепенно складывается в практике и теории международных отношений и через средства массовой информации вбивается в общественное сознание, осуществляя функцию игроизации социального сознания и бытия наших современников. Тезаурусный анализ разномастной российской прессы показывает, что игроизация журналистского мышления, лексики и, как следствие, газетно-журнальных текстов сконцентрирована на главных полюсах популярной современной журналистики: либеральной, патриотической, желтой прессы. Тиражи изданий растут вместе с наиболее игривыми и игроизирующими сознание заглавиями газетных материалов и журналистских текстов.
Игра вскрывает смыслосферу бытия. В отдельных случаях – взрывая повседневность, срывая маски непрерывного карнавала ТВ, возвращая многомерность обществу спектакля, отдельных сообществ, стран и цивилизационных укладов. Что выявляется по ту сторону? – Полюса предельной заманипулированности общественного сознания, с одной стороны, и вырождение, с другой стороны, бытия, подрывающего корни Дерева жизни (кризис отношений с природой, приближение климатического коллапса, а главное, – потеря ресурсов космобиологического времени, отпущенного планете Земля – уникальной колыбели Разума и возможностей ноосферного развития).
Интенциональный анализ игр сознания современных субъектов общественного развития выявляет три разных целе-мотивационных направления:


- фундаменталистские целеполагания (смысл в неизменном, смысл есть идея-принцип, бог (Аллах, Иисус…), часто в фетишизированной форме;


- прагматические целеполагания (деньги, власть, избранность…);


- гуманистические целеполагания (человекосообразность, смысложизненность, ноосферность и др.).


Речь не о конце календаря в 2012 или 20…, а ограниченности временного ресурса на всех известных уровнях Жизни и Развития.
Политика – всего лишь игра, вернее даже один из типов игр, известных человечеству. Здесь можно поверить Хейзинге. Недостаточность хейзинговедения в явно нарочитой недооценке социально-психологических факторов делает возможными иные научные стратегии объяснения игр-войн, игр в революции и кризисы, игр-демократий… Это –
стратегии Анти-Хейзинги (см. «Академию игры», вып. 1). Но это особая игра, чаще всего необратимо захватывающая сознание играющих и вырождающаяся поэтому в игры более примитивные – в войну, как, опять же, игру более примитивного плана. Известно, война – продолжение политики.
Гуманистические стратегии не идеальны, но хороши своей ориентированностью на возвышение человека и человечества как глобальных субъектов развития. Культура игры предполагает восхождение.

Игровые механизмы конструирования текста, разыгрывание читателя на основе языковых игр, рекламная игра, кормящая газетно-журнальную прессу, создает особую аудиторию. Это играющий постмодернизм. Массовое социальное мышление представляет собой в подавляющем большинстве заманипулированное сознание. Игры общественным мнением стали массовым явлением во многих сферах социальной жизнедеятельности: в политике (особенно в период избирательных компаний), в реальной и еще в большей мере виртуальной экономике. Та же картина в рекламе и коммерчески-состязательных видах массовой культуры и социальной практики, обслуживающих демократию для немногих. «Democracy for the Few» Майкла Паренти, многократно издаваемая в мире в 1990-е годы, четко разводит социальную жизнедеятельность Немногих и всех остальных: Толпы-массы-многих. С нашей точки зрения – это особая психология – психология Выбившихся из Толпы. Для этого незолотого многомиллиардья существуют игра общественным мнением и массовая практика манипулирования сознанием. На этом социокультурном фоне расставляются пешки и ферзи в больших и глобальных играх современности. Не проиграв большой войны, можно оказаться в реальности проигрыша в большой игре.


Третья мировая игра – это игра в игре, это игра в войну средствами политики, дипломатии, манипуляции. Прав логик А.А. Зиновьев – это не Запад и СССР – и торжество западнизма, это победы и поражение смыслов, расщепление Слова и Дела, идеологии и реальности, лишь закамуфлированные в личины холодной войны социально-политических (читай социокультурных) систем, с характерными выпадами-атаками, обороной и разведывательными операциями, включая действия агентов влияния и идеологов-манипуляторов.
Семиопсихологический анализ диагностирует: осторожно, игры сознания! Важны именно психологические и социокультурные механизмы выигрыша западнизма в геополитической игре вокруг СССР 1987 – 1991 гг., но просчитанное поражение империи социализма (тут Зиновьев поспешил с крахом коммунизма) дало победу – стратегический выигрыш Азии, рывок (под шумок?) Китая (как тут не вспомнить научно-фантастические предсказания И.А. Ефремова), Индии, Ирана… дало, наконец, трагическую игру – террористическую загадку 11 сентября 2001 года, затем Ирак, Афганистан…
Третья мировая игра не завершилась! Она продолжается, формируя теорию и практику политических игр, отражаясь в сознании и порождая новые Игры...



Источник: «Академия игры», Московский городской Дворец детского (и юношеского) творчества. Гл.координатор к.пс.н. С.В. Григорьев.

МОДИ – Международное общество друзей игры.

http//:www.akademiaigri.narod.ru

 

  1.   Персоналии
  2.   История знаковых игр
  3.   Наша игротека
  4.   Головоломки, лингвистические игры
  5.   Теория
  6.   Прикладные аспекты
  7.   Наши рецензии
  8.   Журнал в журнале
  9.   Прямой эфир
  10.   Библиография и её история
  11.   Коллекционирование

Яндекс.Метрика