Цели
  Преамбула
  Членство
  Контакты
  Ссылки
  Карта
  Новости
  Отзывы
  English
  Главная
 

Трубицын В. Прощайте, шахматы, и здравствуй, Го! – как девиз нового миропорядка.

Наконец-то я нашёл время заняться прикладными аспектами игроники. Ведь мир игры необозрим, и игровые стратегии (по большей части неосознанно) давно используются во многих сферах человеческой деятельности. Тем интереснее полистать книги Бжезинского, Лефевра, Гришина, Цветова, Каспарова, Зиновьева, Переслегина (Кашалота) и т.д. А сейчас мы поговорим о менее известной работе в этой сфере г-на Ясууки Миуры, главный тезис которого был вынесен в заголовок статьи. Как он объяснил, например, сокрушительное поражение японцев великих мастеров Го – во второй мировой войне? Мне кажется, что они нарушили один из главных законов игры: с первых ходов очерти границы своего влияния, которые ты сможешь удержать. Но была их игра мудрой на просторах Тихого океана?

Свою концепцию в геополитике Миура описал в книге «Го и восточная бизнес-стратегия» Изд. Дом «София», 2005 – перевод А. Науменко и А. Степанова с издания 1995 года. (Увы, мы и тут отстаём… Но прогресс очевиден. Для постижения Го нам, евразийцам, понадобилось, по меньшей мере, около 2 500 лет. Т.В.)

Игорь Гришин, президент Федерации Го РФ, в предисловии к переводу высказал немало лестных похвал в адрес «самурая бизнеса», претендующего не только на новый подход к деловой стратегии, но и на титул «учителя жизни». И поблагодарил одного из величайших японских мыслителей современности за бесплатное право издания его книги на русском языке.

Автор книги в своём предисловии заявил, что «Го богаче стратегией, чем тактикой, а шахматы более насыщены тактикой, чем стратегией». Так как игра Го начинается с пустой доски (да ещё в 5,6 раза больше шахматной по количеству игровых пунктов! – Т.В.), то игроки имеют возможность создавать множество вариантов стратегии с чистого листа. Зато шахматные фигуры весьма разнообразны, что позволяет игрокам достигать впечатляющих результатов в локальных ситуациях, отодвигая на второй план стратегические задумки, которые очень часто легко читаются соперником. С такой оценкой двух игр нельзя не согласиться. Затем было продолжено сравнение шахмат и Го в другой плоскости.

Миура высказал мысль об изначальном различии «западной шахматной игры» от «восточной игры Го» прежде всего по своей концепции. Первая игра нацелена на разрушение, на уничтожение сил противника с обязательным принуждением короля к позорной отставке. Иная концепция в Го, где два соперника, деля территорию, пытаются не уничтожить друг друга, а всего лишь получить хотя бы небольшой перевес «по очкам». Что можно образно сравнить с тем, как два соперника не душат друг друга в объятиях, а в творческом соревновании вместе создают гармонично развитую модель противоборства двух атлетов. Но эта благостная картина никак не просматривалась на театрах второй мировой войны с участием Японии. Именно тогда милитаристская Япония проявила дерзкое «западное шахматное мышление», первой напав на Пёрл-Харбор и направив армию для колонизации новых территорий вплоть до Малой Гвинеи и Бирмы…

Далее Миура поясняет, что после поражения во второй мировой войне «японцы БЫЛИ ВЫНУЖДЕНЫ переместить своё внимание с войны на экономику. От Сёги (японских шахмат), к Го. Этот переход от военного образца к образцу экономическому стал ключом к успеху Японии в послевоенный период». А что – у оккупированной Японии тогда был выбор? И она могла и дальше лупить шахматной доской по голове все страны Юго-Восточной Азии, включая даже Китай? В чём мудрость, если не в победе союзников СССР и США?

Ну ладно, выбора не было – но так или иначе мирный прогресс в Японии при их трудолюбии и дисциплине наступил. И страна достигла впечатляющих результатов. А союзники на долгие годы превратились в непримиримых соперников. В мире снова наступила эпоха шахматной агрессивной морали, едва сдерживаемой равновесием оружия массового поражения. Поняв абсурдность дальнейшего накопления ядерных арсеналов и обычного оружия, заклятые друзья наконец-то стали договариваться о смягчении напряжённости. Наступила так называемая разрядка. Миура в 1995 году заявил: «Теперь, когда холодная война окончена, и у Америки есть возможность совершить такой же переход от шахмат к Го». Иначе «она может упустить величайший шанс на процветание в грядущем XXI столетии». И что же? Спустя 20 лет США ещё больше ужесточили свою позицию.

Мы, россияне, весьма удивляемся, почему Америка даже после развала СССР отнюдь не стала отказываться от старого мышления. То есть от попыток решать все проблемы только методом силы, навязывая всему миру свою гегемонию. «Только обратясь к новому подходу, пишет Миура, на основе игры Го, нации получат необходимые средства для построения процветающего и мирного будущего». А кот Васька (US) слушает да ест…

Затем Миура говорит о своём участии в инвестиции многих проектов на обоих побережьях США. И о том, что он одновременно копил свои знания о стратегии Го. Это и позволило, по его мнению, «соотнести свой деловой опыт с философией и стратегией Го – и показать, как Го может стать основой нового подхода к деловой стратегии, РАВНО КАК И НОВОГО МИРОВОГО ПОРЯДКА». Ну что ж, неплохо… если бы кот Васька тоже так думал… И отказался бы от развесистой демагогии и двойных стандартов. Результат пока отрицательный. С неслыханной самоуверенностью США продолжают кошмарить весь мир под предлогом защиты демократии в их понимании и ввергая многие страны в состояние управляемого хаоса.

В книге Миуры вперемешку с изложением правил и особенностей Го излагаются фрагменты примеров якобы успешного применения стратегий Го в бизнесе и военном деле, но эти примеры не всегда впечатляют, так как они имеют весьма неоднозначное толкование. С чем согласен и сам Миура, приводя свою оценку книги Б.Г. Лиддела Гарта «Стратегия». Цитата: «Для обхода противника с фланга Гарт советует косвенное наступление. Достигается оно с использованием танковых дивизий мобильности, дерзости и мастерства. Я согласен с военными тезисами капитана Гарта… однако бизнес сложнее, чем битва… даже мощные немецкие бронетанковые соединения были дважды разбиты при осуществлении плана Шлиффена».

Что ж – перед нами один из примеров стратегии непрямого действия, которая имеет массу разновидностей – в том числе и в Го. В самой же концепции Го Миура выделяет более сложный и изощрённый маневр: ко-подобную ситуацию, в которой используется ход, отвлекающий внимание соперника (ко-маневр). Игроки должны следить за возникновением ко-ситуаций и уметь создавать угрозы для обмена их на ко: «Этот маневр может заставить противника уступить ко-борьбу».

В качестве успешного примера Миура приводит организацию прямых авиарейсов из Токио в Европу через Сибирь игроком 6-го дана Асадой Сидзуо, президентом и генеральным директором «Japan Airlines», ставшим впоследствии председателем Японской ассоциации Го. Русские требовали организацию промежуточных посадок в Москве, но при этом не обеспечивали приемлемый уровень пассажиропотока. Сидзуо был согласен на разумную компенсацию за отсутствие посадки в Москве. Возникла ко-ситуация. Японской ко-угрозой было увеличение полярных рейсов по другому маршруту с уменьшением количества сибирских рейсов (и платы за них). В конце концов, русским пришлось обменять японскую ко-угрозу на свою единственную ко-угрозу: денежную компенсацию. «Для меня естественно решать ко-подобные ситуации с помощью непрямого и отвлекающего подхода, заметил Миура. Ко есть повсюду… каждый из нас каждый день имеет дело с собственными отвлекающими маневрами». Которые, следует заметить, широкой публикой применялись давно и всегда, но никогда не осознавались в виде элемента стратегии Го. Следует также добавить, что в новейших Петербургских правилах Го ко-ситуация вообще не возникает, так как она порождена грубейшей ошибкой в правилах снятия камней. Так что же мы имеем в остатке? Обычный размен взаимными угрозами до их осуществления, широко известный за пределами Го.

Проще, разумеется, вернуться к сравнению самого характера игры в шахматах и Го. Что и делает великий мастер Го Миура весьма виртуозно: «Что остаётся на доске в конце партии в Сёги или в (индо-арабо-европейские – Т.В.) шахматы? Там будет заматованный король, некогда гордо стоявший в окружении своей могучей армии. На опустевшем поле боя мы увидим его величественного ферзя павшим, его неодолимых ладей поруганными, уважаемых слонов униженными, храбрых коней вырезанными, а верных пешек мечущимися подобно призракам. Мы можем только присоединиться к стонам уцелевших вдов и сирот (видимо – за пределами доски? – Т.В.), оплакивающих утраченные жизни, поруганное достоинство и не исполнившиеся надежды погибших и со стороны победителей, и со стороны побеждённых. Покинутое поле боя всегда выглядит героически, и в то же время это душераздирающее зрелище.

Рис. Вл. Мочалова

В отличие от этого конец игры в Го обнаруживает мирное сосуществование и новый баланс между противостоящими силами… Затем заключается и подписывается мирный договор, а результат объявляется так, чтобы отдать должное и победителю, и побеждённому: Я выиграл, а вы проиграли всего пол-очка. Это была равная партия, не так ли?».

Развивая свою концепцию, Миура признаётся в пристрастии к чтению двух японских авторов: профессора философии Йосикава Кодзиро и профессора-альпиниста Иманиси Киндзи. Первый познакомил Ясуюки с учением Конфуция в 24 томах, второй – с критикой Чарльза Дарвина и теории эволюции, основанной на выживании сильнейшего, в 10 томах. Теория Иманиси утверждает, что «виды существуют и выживают при помощи гармоничного разделения экологического пространства». Что весьма похоже на то, как чёрные и белые камни в Го взаимно выживают только «посредством сохранения баланса при разделении пространства доски Го».

Автор книги «В тени восходящего солнца» Уильям С. Дитрих (заметьте – не Вильям, и давайте остановимся на термине уэй чи – Т.В.) советует тем, кто ещё сомневается в нарастающем снижении экономической мощи США, прочесть «Иену» Даниэла Бернстайна, «Примеры производства» Стивена Коэна и Джона Зайсмана, «День подведения итогов» Бенджамина Фридмана, «Торговые площади» Клайда Престовица или «Конец американского столетия» Стивена Шлостайна. Миуре понравился Дитрих, указавший, что в новой экономической войне в последней трети двадцатого века японцы «одержали победу» в сталеплавильной и автомобильной отраслях, бытовой электронике, производстве станков и полупроводников. Что стало результатом разных подходов американцами и японцами в экономической политике. Жаль, пишет Миура, что торговлю – ИГРУ с положительным результатом – всё ещё фатально путают с войной – ИГРОЙ, где проигрывают обе стороны. (К сожалению, не всегда. Ведь большинство войн были захватническими. – Т.В.)

Играют ли сегодня США и Япония в шахматную игру? Вряд ли. Японцы не хотят ввязываться в современную глобальную шахматную партию, утверждает автор. Поэтому и не спешат по требованию главного игрока вмешиваться в те или иные конфликты в Корее, Персидском заливе и т.д. То есть имеют свою позицию. В чём и просматривается следование теории «сегментации среды обитания» Иманиси, а не теории «выживания сильнейшего» по Дарвину в исполнении «шахматистов».

Жаль, что при этом Миура вообще не вспоминает о многосоторонних стратегиях, давно обсуждаемых на нашем сайте. Как и о Теории обобщённых стратегий Нилова и Трубицына. То есть его уровень явно недостаточен для более глубоких выводов. Поэтому его благостные пожелания вроде призыва «Ребята, давайте жить дружно!» повисают в ночной тишине джунглей. (По большому счёту многие давно знают, ЧТО нужно делать, чтобы улучшить сей мир, но не знают КАК. В этом безумном, безумном, безумном мире обезьяно-человеков в джинсах – Т.В.)

Автору остаётся лишь посмеяться над демагогией Буша, напыщенно провозгласившего о неизбежном наступлении «нового мирового порядка» но так и не объяснившего вместе со следующими президентами США его сути. «Я, как консервативный азиат, говорит Миура, смотрю назад, в прошлое. И там я нахожу старинную игру Го, способную служить к открытию новой парадигмы». Он почти уверен в том, что не способен вернуть японцев принять шахматный ход мыслей и снова ввязаться в войну, поэтому он предлагает американцам учиться играть в Го. Именно эта игра весьма популярна у японских бизнесменов.

А вот и пассаж из книги Никсона «Используйте момент – вызов Америке в мире единой сверхдержавы» (1992) – об основных центрах силы на карте мира: СССР (бывшая имерия зла) – Общий трансантлатический дом (НАТО) – тихоокеанский треугольник – мусульманский мир – страны Южного полушария. Но без анализа их возможного взаимодействия, а с уверенностью в том, что обновление Америки должно сделать её единственной супердержавой в мире после холодной войны. То есть с утверждением «шахматных правил» Никсона. (Посмотрите на юмор художника, завернувшего задний фасад гейши в шахматную ткань – в то время, как она увлечена игрой в Го… Т.В.)

Поговорив о малой способности Ближнего Востока и Индии найти баланс между свободой и порядком, Миура заговорил о праве наций на самоопределение. И обнаружил (в 1995 году) множество горячих точек на Балканах, в бывшем СССР и в Африке, чреватых новыми конфликтами: «Могут ли вмешаться США и ООН, как это было во время войны в Заливе? Не думаю. Чтобы сохранить статус-кво или прекратить изменение существующих национальных границ, ООН может убедить американцев отправиться на справедливую войну (?!), но как насчёт конфронтаций внутри национальных или даже племенных границ? Даже в Заливе, если бы не нефть, разве Америка ввязалась бы в войну?» (Весьма неоднозначный прогноз к недавним событиям в Ираке, Афганистане, Чечне, Грузии и на Украине. И тем более в средиземноморском поясе «цветных» революций по заказу Госдепа. – Т.В.) Миура убеждён в том, что если мир будет цепляться за старую прарадигму шахматной морали , мы постоянно будем находиться на фрагментированной шахматной доске, раздираемой конфликтами и кровавыми войнами. Должен возобладать другой вид соперничества: конкурненция в духе Го за бо'льшую экономическую долю. (Конечно должен – но почему-то не хочет… Т.В.)

Индустриализация – против потребительства, национализм – против интернационализма, свобода – против равенства. Таковы три главных дилеммы, лежащих в основе формирования текущей политической конструкции общества. После Второй мировой войны Йосида Сигэру выбрал для Японии комбинацию «индумстриализация-национализм-равенство». Что в принципе давало возможность в пику этой программе предложить любой политической группе альтернативу: «потребительство-интернационализм-свобода». Но победил здравый смысл. И до сих пор чрезмерная открытость, приветствуемая глобалистами, скорее всего не всегда оправдана. Чего так и не поняли российские младореформаторы, с первого дня своей власти пустившие Россию под откос. Их присказка «Запад нам поможет!» обернулась гиперболической ложью: после холодной войны наступил холодный мир. Экс-канцлер Шмидт 29 апреля 1991 года заявил, что развал Советской империи будет длительным, и что «более 50 лет уйдёт на то, чтобы в Европе улеглась пыль».Тогда же Жак Аттали, теперешний (в 1995 году) президент Европейского банка реконструкции и развития, издал книгу «Тысячелетие победители и проигравшие в грядущем мировом порядке».

Миура удивился его прогнозу о возрождении двухполюсного миропорядка между Европой и Тихоокеанским регионом, к которому будут вынуждены примкнуть и США. Аттали теоритизирует, стоя на плечах известных европейских мыслителей – таких как Фернан Бродель и Клод Леви-Стросс. Он задумывался над тем, что с момента использования огня человеком прошло 500 000 лет, 15 000 лет – с момента появления мифов о социальном устройстве и 10 000 лет – со дня изобретения денежных знаков. А неизбежное насилие при управлении толпой по его мнению с незапамятных времён регулировалось тремя способами: религиозным, военным и экономическим. Ему же принадлежит концепция Кочевника из гипериндустиальной эры человека новой породы, не расстающегося условно говоря с плеером «Sony», ноутбуком «Hitachi» и сотовым телефоном «Motorola» хотя техника к тому времени будет уже другой. Жак явно обеспокоен тем, что «люди будут создавать себя точно таким же образом, каким производят товары, и в результате придут к культу товарного каннибализма».

Далее Миура со своим собеседником начинают азартно моделировать политическую карту мира, взяв за основу доску Го. В её центр (точку тэнгэн) они поместили ООН. Западную Европу – в верхнем левом углу, огородив его Восточной Европой. Японию и азиатских тигров (Корею, Тайвань, Гонконг и Сингапур) – в правом нижнем углу вместе с Австалией…. Америку с латиноамериканскими сосоедями – в правом верхнем углу. Африку – в левом нижнем углу. Большая четвёрка – Китай, Индия, Россия и мусульманский мир – это континентальные силы. Тогда Россию разумнее расположить на верхнюю сторону, мусульман – на левую, Китай – на правую, Индию – на нижнюю. Получилась глобальная доска Го. Но как на ней играть?

Собеседник Миуры – Дэвид Ллойд, вице-президент по вопросам персонала отелей «Никко» сказал, что для такой игры необходимо противостояние чёрных и белых. На что Миура, намекая на возможный национализм, заметил, что чёрные не должны сражаться с белыми (уже в буквальносм смысле) – то есть нация не должна сражаться с другой нацией. Должна быть конкуренция, включающая ВСЕ НАЦИИ. По разным темам. Но партия «коммунизм против капитализма» давно закончилась. И что? Может быть будет разыграна партия по Лестеру Сароу: «индивидуализм против общинности»?

Гм…Не так примитивно… Получили почти то же самое. Более развёрнутый подход описан в книге Мураками Ясусукэ «Антиклассическая политэкономия» (1992), которую по мнению Миуры следовало бы перевести на все языки, так как Мураками видимо посчастливилось найти – весьма сильно сказано! «три пары для игры в мироворе Го в трёх различных аспектах»:

1.Супериндустриализация против Антииндустриализации.

Результатом этой большой игры статнет Трансиндустриализация – как баланс и гармония, достигаемые игроками в конце партии в Го.(Тихо-тихо ползи – улитка по склону Фудзи… – Т.В.)

2.Национализм против Интернационализмачто якобы приведёт к Транснационализму. (Что это за зверь? Мировое господство одной нации или смешение всех народов по специальной программе выращивания метисов? – Т.В.)

3.Экономическая свобода против равенства по мнению Мураками безусловно реализует истинную свободу (видимо и для индивидуума, и для транснациональных компаний? Читается как гимн частному капиталу в постиндустриальном обществе и конечно же без клубка нынешних проблем /дикое социальное неравенство, религиозные и межнациональные конфликты, гегемония финансовых воротил, главенство криминалитета и т.д./… Что ж, получилась весьма травоядная перспектива для кровожадных хищников. Которым, повидимому, в таком случае предначертано добровольно умереть? Или это всего лишь констатция нынешней свободы власть имущих? Так она УЖЕ есть.– Т.В.)

Тем не менее г-н Миура продолжает с пафосом, достойным лучшего применения: холодная война закончена, начинается глобальная игра за развитие, мир и свободу. (Что это – мечты или уже действительность спустя 20 лет? Ведь мы уже можем подвести результаты объявленной программы Мураками и Миуры).

А они тогда вопрошали: какие формы капитализма лучше приспособлены для реализации и где конкретно? Приемлем ли для России и Латинской Америки индивидуалистический англо-саксонский капитализм? Будет ли для Индии и Китая общинная форма капитализма приемлемой? (Для России упомянутый вариант оказался катастрофой, так как она скатилась в криминально-олигархический феодализм. А Китай – гигантский дракон оказался мудрее и смог сочетать традиции с динамичным развитием, не взирая на измы. Теперь это уже вторая мировая держава – Т.В.). Ну и заключительный пассаж Миуры следует привести целиком:

«Как только мы освбодим себя от менталитета шахмат (во всём, оказывается, виноваты глупые деревянные пешки – Т.В.) и сосредоточимся на концепции Го (известной несколько тысяч лет – чего мы ждали? –Т.В.) », как на новой парадигме для свободной, справедливой и осмысленной конкуренции, откроется новая глобальная экономическая доска. После экономической игры (разве возможно ПОСЛЕ – ведь всё происходит одновременно, не так ли? –Т.В.) мы сможем насладиться следующей партией и применить концепции Го для поддержания мировой дипломатии и мира (мой друг, не говори красиво –точно так же говорит сегодня Обама, президент США – но почему-то от его демагогии уже всех тошнит. –Т.В.)». Затем г-н Миура предлагает сыграть ещё одну партию для стимулирования мировой култьтуры. И заключает: мы можем продолжаит играть и играть, пока будем способны находить пары соперничающих концепций для достижения нового баланса и гармонии. Давайте вместе владеть новой доской и наслаждаться глобальными партиями в Го! (Новые доски – это у меня. Он хотел сказать – новыми игроками. – Т.В.)

Прощайте, шахматы!

Здравствуй, Го!

В заключении Миура даёт ещё один уточнённый вариант глобальной доски Го состязание восьми видов политики в четырёх углах доски: интернационализм против национализма для международных отношений, производство против потребления для экономики (неточная формулировка или перевод, автор видимо хотел сказать о концепции минимально достаточного потребления в пику безумному неограниченному накопительству и пропаганде роскоши – Т.В.), централизация против децентрализации для госуправления, управляемое равенство (а вот это уже теплее! – Т.В.) против либеральной свободы в благосостоянии. В тэнгэне (в центре доски) всеобщие ценности будут вести борьбу с индивидуализмом.

Что ж, неплохо. А что думает Гарри Каспаров по этому поводу? Его книга «Шахматы как моднель жизни» (2007) давно лежит у меня на столе. И была написана на 12 лет позже книги Миуры. Читал ли он книгу Ясуюки Миуры? Об этом вы узнаете в моей следующей статье.

СПб – http://www.fishka.spb.ru

Май 2014

В Праздник цветения сливы.

 

  1.   Персоналии
  2.   История знаковых игр
  3.   Наша игротека
  4.   Головоломки, лингвистические игры
  5.   Теория
  6.   Прикладные аспекты
  7.   Наши рецензии
  8.   Журнал в журнале
  9.   Прямой эфир
  10.   Библиография и её история
  11.   Коллекционирование

Яндекс.Метрика