Цели
  Преамбула
  Членство
  Контакты
  Ссылки
  Карта
  Новости
  Отзывы
  English
  Главная
 

  Трубицын В.  Я  спросил у Бога…                                              4 стр.

   Олег Саунин (Томск) в своей статье «Шашки – игра богов или людей?» повторяет широко известную легенду о том, что шашки были изобретены Паламедом при осаде Трои. И что об этом упоминается в «Одиссее» Гомера. Затем он тут же опровергает эту легенду упоминанием об общеизвестной археологической находке: 30-клеточной шашечнице из гробницы Тутанхамона, царствующего в Древнем Египте более четырёх тысяч лет назад. После чего в хорошем темпе снова переключается на сказки: «Шашки старше самих пирамид, эта игра была популярна не только у фараонов, но и у богов». Далее приводится легенда о календаре.

Поражает та легкость, с которой автор оперирует с легендарными персонажами, включая богов. В контексте его повествования нет никакой разницы между археологическими находками (то есть научными фактами) и историческими анекдотами, суевериями и прочим фольклором: лишь бы они служили благородному делу прославления любимой игры. Но для логически мыслящего человека эффект получается прямо противоположный. Во-первых, не известно о какой именно игре идёт течь. А во-вторых: никто не относит сказочных богов к реально существовавшим личностям. Что же получается: богов как бы нет, а вот шашки у них уже были?

   Такой стиль публикаций читателю хорошо известен. Я бы его назвал «кавалерийским»: в хорошем темпе излагается смесь случайно вычитанных исторических анекдотов и научных фактов. После чего любая фантастическая «теория» считается «доказанной». (В этом же ключе можно найти публикации у многих популяризаторов и даже историков шашечных игр, включая  Б. Герцензона и Е. Кадникова). А ведь давно известно, что абсолютное большинство правил древнейших шашечных и многих других игр до нас не дошли – хотя бы потому, что они возникли  до появления письменности или на заре её становления. Причём сразу после распространения письменности громадное количество ценнейших свитков погибло в междоусобных грабежах и вражеских нашествиях. С лица планеты исчезали не только керамические библиотеки с клинописью и надписи на стенах и сосудах, но и сами города вместе с их обитателями. Поэтому остались лишь легенды – но не сами игровые доски и не точное описание правил.

    Разумеется, такое положение дел давно известно. Но мы же не хотим примириться с таким историческим абсурдом! Поэтому мы вынуждены заполнять свое мрачное прошлое приукрашенными сказаниями и легендами. Но нам и этого мало: очень скоро мы начинаем выдавать их за истину. Ведь кое-что МОГЛО БЫТЬ… А если поразмыслить, то ОНО НЕ МОГЛО НЕ БЫТЬ… И, следовательно, ОНО БЫЛО! А если так, то тут вроде бы и спорить не о чем?

   Вот тут-то и начинается водораздел между баснями и  наукой: строгий к себе автор обязательно постарается избежать «кавалерийского» стиля хотя бы в серьёзных публикациях, ведь жанр публикаций имеет большой диапазон. Вот почему совсем плохо обстоят дела у тех авторов, которые даже стили не различают. А ведь они, как известно, бывают разных «луёв»… 

   Внезапно Олег Саунин спохватывается и замечает, что он, в принципе, вообще не хотел в своей заметке рассказывать об истории шашек – и отсылает читателя к работам В. Городецкого, В. Голосуева, Е. Кадникова. Он, оказывается, лишь хотел обратить наше внимание на некоторые аспекты шашечной игры. Например, на само понятие ШАШКИ.

   Самые толстые словари Брокгауза-Ефрона и Владимира Даля ситуацию не прояснили. И в массе других справочников и публикаций сразу бросается в глаза грустный факт: сплошь и рядом и энциклопедисты, и малоизвестные авторы то ли по незнанию, то ли умышленно не могут разобраться даже в таких простых понятиях: шашки, как шашечные игры вообще – и шашки, как та или иная конкретная игра. Надо отдать должное гроссмейстеру Саунину: он, разумеется, давно разобрался с этой двусмысленностью (см. приведенную им цитату Вайкса Алана). Поэтому в приведенных им определениях совершенно ясно выражено осознание необходимости более точных формулировок. Например, определение шашек в словаре Брокгауза-Ефрона явно заужено, оно явно относится к определенному типу игры, а не к шашкам вообще. Такая ошибка для научного издания непростительна. О. Саунин мог бы усилить свою позицию, заглянув для сравнения в современный толковый словарь Ожегова (1978, с. 819): 

   ШАШКА – несколько значений, одно из них – во множественном числе: игра на доске в 64 (или 100 и 144) клетки белыми и чёрными кружочками. (?!) 

   Та же ошибка, которая затем повторяется и в энциклопедическом словаре 1980 года! Спрашивается: если так безграмотно пишут об играх энциклопедисты, что же остается простым смертным?

   Вряд ли нам стоит канонизировать всякую нелепость только потому, что нам её подарили предки или не всегда грамотные издатели. Если родной язык иногда не проясняет, а запутывает понятия, то что же тут хорошего? Это, кстати, часто происходит в том случае, когда одно и то же слово имеет множество различных значений. Вероятно, это случается  от нашей лени: вместо того, чтобы придумать новое точное определение, мы часто называем разные предметы и явления одним и тем же словом. Например, шашка – это и кавалерийская сабля, и обрубок дерева, и игральная кость, и брусок взрывчатки, и пакет для образования дымовой завесы, и игральная фишка…Зачем этот абсурд? Но вместо того, чтобы его сократить, мы его дополняем новым абсурдом: ШАШКИ – это и фишки, и сама игра. Но любители и популяризаторы шашек  почему-то стараются не замечать этих ляпсусов. Более того: во многих случаях эта путаница умышленно используется для тенденциозных «открытий». Например, это позволяет общеизвестную древнюю историю ШАШЕК ВООБЩЕ как бы случайно распространять на ту или иную гораздо более молодую (но, конечно, любимую) игру. Вот почему я категорически против того, чтобы одним и тем же словом называть и ШАШКИ ВООБЩЕ как класс игр, и ОДНУ конкретную игру, и игровые ФИШКИ. Но анализ самого Саунина оказался очень коротким: он прекратился, едва начавшись.
   ШАШКИ ВООБЩЕ – это громадный класс комбинационно-стратегических настольных игр с одинаковыми фишками (я настаиваю на этом термине) и зачастую с очень простыми различными  правилами на различных игровых досках.

    ЕВРОПЕЙСКИЕ ШАШКИ – это шашечные игры чистого расчёта преимущественно на тетрагональных досках различного размера (от 3 х 3 до 12 х 12 клеток), зачастую имитирующие военное сражение до полного уничтожения сил соперника (или до лишения возможности ответного хода). В этих играх допускалось применение более сильных фишек (так называемых дамок), которые игрок получал либо в исходной расстановке, либо за счёт превращения простых фишек в дамки при достижении ими последнего ряда ячеек.  

    РУССКИЕ ШАШКИ – это шашечная игра европейского типа на доске 8 х 8 с 12-ю фишками своего цвета у каждого из двух соперников - и с не совсем логичными правилами, разрешающими фишке в момент превращения её в дамку продолжать взятие. (Не случайно это некорректное правило отсутствует в международных шашках).

   Полного перечня шашечных игр дать по многим причинам невозможно, но вкратце следует упомянуть такие широко известные их типы, как древнейшие нардовые игры и игры облавного типа, фишечные игры «вперегонки», комбинаторные задачи и головоломки, топологические игры, саморазвивающиеся игры и т.д.

    К сожалению, О. Саунин этого нам не объяснил. Зато он (вопреки собственному заявлению оставить историю шашек в покое) снова переключился на их историю. Именно в этом ракурсе было продолжено упоминание работы Ю. Гаврилова «Настольная игра – средство «вхождения в магию»» и упомянуты шашки Тамерлана, после чего последовал стремительный вывод: шашки – самая древняя игра на Земле. То есть вывод, который ни доказать, ни опровергнуть в принципе невозможно – слишком мало фактов. Тогда зачем эта риторика?

    А вот просто хочется удивить читателя и заодно подготовить почву для более обоснованного восхищения гораздо более поздней по происхождению любимой игрой. И заодно достойно ответить зловредным шахматным историкам, которые, как думает Саунин, поднимают на щит только свою игру. Но это опять риторика: ни один серьёзный исследователь никогда не усомнится в том, что шашечные игры вообще как минимум втрое древнее шахмат. Тут и спорить не о чем. (О древности русских шашек надо беседовать отдельно – например, при разборе книги Е. Кадникова. Но в том и другом случае пусть бы наш дистпут не превратился в спор малышей о том, кто из нас сильнее любит маму).

   Под занавес своей статьи Саунин сломя голову бросается в зыбкое болото мистики. Тут уж совсем много возможностей вовсю расцвести  его методу «доказательств». Многие из нас интуитивно чувствуют, что комбинационные игры таят в себе немало чудес – вплоть до вполне конкретных познавательных технологий (о чём мы непременно расскажем на нашем сайте). И все же я предостерег бы своих коллег: будьте, пожалуйста, поосторожнее «с прямыми доказательствами существования Всемирного Разума или Бога» на основании вашей любви к шашкам. О высоких материях мы тоже поговорим – но на другом уровне и по другому случаю.

 

 

 

 

 

 

 

  1.   Персоналии
  2.   История знаковых игр
  3.   Наша игротека
  4.   Головоломки, лингвистические игры
  5.   Теория
  6.   Прикладные аспекты
  7.   Наши рецензии
  8.   Журнал в журнале
  9.   Прямой эфир
  10.   Библиография и её история
  11.   Коллекционирование

Яндекс.Метрика